bb_mos (bb_mos) wrote,
bb_mos
bb_mos

Москва. 141-й онлайн-репортаж по делу Дмитрия dm_b Барановского. Реплики. Последнее слово...

Все онлайн-репортажи по делу ветерана-десантника, ветерана-афганца и блоггера Дмитрия dm_b Барановского, который сидит третий год в СИЗО по сфабрикованному уголовному делу (как считают его коллеги, друзья, родственники и знакомые с ним люди), можно посмотреть вот тут: №№ 01-140. Тема в ЖЖ.ру - "Суд над ветераном". Прошу всех читателей и камрадов  выразить своё мнение! Спасибо!


11:50 - У зала заседаний в Тверском суде собрались все те, кому небезразлична судьба Дмитрия.

12:15 - Заседание началось. В зале присутствует прокурор и Денис Кацыв. Из защитников - адвокаты Грудинская и Михайленко. Выступление начала Ирина Грудинская, в порядке реплики, она анализирует выступление прокурора  и потерпевших во вчерашнем заседании.

12:30 - Отдельное внимание Грудинская уделяет высказыванию, что Весельницкая во вчерашнем заседании стала вдруг не соглашаться с тем, что Ксенжук приобрел ООО Диварекс за 8 миллионов долларов. Весельницкая сообщила, что защитане предоставила ни документов, и свидетельских показаний, подтверждающих, что Ксенжук действительно оплатил приобретение Диварекса. При этом, как говорит Грудинская, сама Весельницкая, потерпевший Денис Кацыв, ряд свидетелей таких как Баядин в своих показаниях не только не отрицали, но и прямо подтверждали, что им было известно.

12:45 - Грудинская говорит, что в позиции потерпевших постоянно проявляется система двойных стандартов. Они говорят о том, что МОО "Справедливость" и Барановский без уважения относились к судебным актам, подтверждающим, что преднамеренного банкроства и фиктивной задолженности Колхоза им. Ленина не было. При этом сама сторона обвинения без уважения относится к судебным актам к множеству судебных решений, подтверждающих, что к моменту своей встречи с Барановским Касаткин дважды продал свои акции Инфико, никакого отношения к зданиям в приниципе не имел, соответственно и вымогать у него было нечего.

13:15 - На реплики Весельницкой о том, что в суд не пришли пайщики колхоза имени Ленина, у которых похитили землю и не подтвердили похищение, Грудинская напоминает, что ряд свидетелей защиты после допроса в данном суде вызывали на допросы. Ксенжука за то, что дал документы, вообще включили в состав преступной группы. Каждое вновь предъявленное обвинение по уголовному делу, выделенному из дела Барановского, гораздо шире, чем обвинение, предъявленное ему. Из-за открытого давления со стороны следствия сторона защиты из-за отсутствия морального права подвергать риску людей, приняла решение отказаться от приглашения этих свидетелей в суд.

13:30 - К потерпевшим присоединился Кацыв Петр Дмитриевич. Далее в своем выступлении Грудинская рассказывает о том, имеется огромное количество доказательств, что его основной деятельностью было нестяжательство, поскольку имеется достаточно свидетельств о благотворительной и общественной деятельности Дмитрия. При этом Дмитрий намеренно никак не помогал в том, чтобы собирать платежные квитанции, подтверждающие регулярное отправление им денег по публикациям о сборе средств на лечение больных детей.
Далее выступил адвокат Михайленко, который дополнительно рассказал о несоответствиях и противоречиях в выступлении потерпевшей Весельницкой.

13:40 -  В прениях выступает Дмитрий. Он говорит, что считал Алтунина мошенником, а Весельницкую оценивал как пособницу в мошенничестве. Вся позиция обвинения строится на том, что "верьте нам на слово". Кроме того, потерпевшим действительно выгодно оговаривать Барановского, поскольку в результате они приобрели актив – земельный участок ООО «Диварекса» стоимость 10 млн. долларов. При этом сами потерпевшие подтвердили, что они являются выгодоприобретателями этого участка.

13:50 - Дмитрий подробное рассказывает про непоследовательность и избирательность позиции Весельницкой. В частности он рассказывает, что не верит позиции Весельницкой, когда она рассказывала, что никогда не видела «восстановленный» реестр ОАО «Стройдормаш». Поскольку Весельницкая весьма дотошный юрист и не смотреть на реестр, на важнейший документ, которым устанавливаются права акционеров не могла. 

Далее Дмитрий дает оценку вчерашнему выступлению потерпевшего Касаткина, который сказал, что сторона защиты не смогла представить доказательств невиновности Барановского. При этом сам Касаткин прошел суд, был судим за мошенничество и в суде утверждал, что якобы был осужден незаконно. Барановскому очевидно, что Касаткиным движет корысть и возможный приговор он каким-то образом связывает с надеждой забрать эти здания или что-либо потребовать от  собственников этих зданий. 

14:00 - Дмитрий закончил выступать в прениях. Перерыв, после перерыва будет последнее слово.


15:50 - Перерыв закончен. Приставы привели в зал суда Дмитрия Барановского.

16:00 - Дмитрий начал говорить своё последнее слово...

"Ваша Честь, я хочу вас искренне поблагодарить за проведенный процесс, участие в этом процессе стало для меня большой школой. Я прочувствовал, что такое правовой нигилизм, что такое незнание законов, и я понял какую огромную роль играют суды в жизни людей и страны в целом. 

Расследование уголовного дела усилиями предвзятых правоохранительных органов в интересах потерпевших превратилось в настоящий фарс. Честно говоря, я предполагал, что этот процесс также  будет похож на пародию на правосудие, но этого не произошло.  Благодаря этому судебному разбирательству нам удалось получить новые факты, которые мы не могли получить ранее, потому что правоохранительные органы категорически отказывались допрашивать потерпевших. Однако в этом процессе потерпевшие были вынуждены отвечать на наши вопросы об их участии в тех или иных событиях. 

Я хочу пояснить, почему я занялся борьбой с коррупцией. Я считал, что проблема нашей страны не в плохих руководителях, а, обобщенно,  в коррупции. Столкнувшись с тем, что коррупционеры собрали в своих руках огромные административные и финансовые ресурсы, стали  превращаться в новых бояр, которые могут сделать с простыми гражданами все, что угодно.

Я понял, что так дальше жить нельзя и либо надо отсюда уехать, либо бороться со сложившимся положением дел. Осознав это, я стал искать общественную организацию, которая занималась  правозащитной антикоррупционной деятельностью. Моим знакомым был Андрей Столбунов. У него тоже есть свои недостатки, но где взять людей без недостатков. Столбунов понравился мне своей последовательностью и порядочностью.  Я  принял участие в общественных расследованиях, проводимых этой организацией. 

Я не знаю насколько были искренни Путин и Медведев, призывая граждан к борьбе с коррупцией. Но когда я начинал эту деятельность, я исходил из того, что они искренни. Сейчас я могу сказать, что большинство чиновников плевать хотели на эти призывы. А равно и прикрывающие их правоохранители. И это привело к тому, что все смеются над словами руководства нашей страны, ибо всем очевидно, что борьба с коррупцией лишь имитируется. 
Сегодня всем очевидно, что правоохранители в нашей стране могут работать, если только их соответствующим образом простимулировали. Если бы не продажность этой организованно-правоохранительной группы, наше судебное заседание не состоялось бы. Это в первую очередь начальник ГСУ ГУВД Глухов, это начальник СЭБ УФСБ Кузьмин, это начальник управления УФСБ по Москве и области Жигарев и ряд других. 
Хочу обратить внимание на то, что  наше дело стало плацдармом для отработки технологии борьбы с людьми, которые борются с коррупцией, плацдармом для оболванивания общественности через СМИ, плацдармом для фабрикации уголовных дел. 
Я хочу рассказать, как это происходит. Мне предъявлено обвинение и обвинение предъявлено также Андрею Карасеву. Так вот уголовные дела создаются таким образом, что их противозаконность таким образом очевидна. Например, если мне вменено по эпизоду "Диварекс", что я занимался вымогательством с неустановленного периода времени по июль 2007 года, то Карасеву вменено что он вступил с октября 2006 по июль 2007 года.

У меня встречи в кафе "Александровское" в моем обвинительном заключении нет вообще, а Карасеву эта встреча вменена в обвинение. Также Карасеву в качестве реализации преступного умысла вменена аренда зала в "Президент-отеле" для проведения пресс-конференции, а у меня этого нет. Также относительно встречи в ресторане "Перец", требования о выплате 22,5 млн. долларов у Карасева согласно его обвинительному заключению умысел на эти требования возник в октябре 2007 года, а Барановский якобы озвучил это требование только в июле 2007 года. Спрашивается, чего Барановский так долго ждал?

Также Карасеву вменено, что он направлял клеветнические обращения в правоохранительные органы для того, чтобы подавить волю потерпевших к сопротивлению и склонению их в выполнению незаконных требований. Спрашивается, если это были, как написано в обвинительном заключении,  если это были обращения по ложно сконструированным обвинениям в совершении преступлении, то где постановления правоохранительных органов о непричастности данных лиц к этим преступлениям.

Таким образом я хотел показать суду каким образом осуществляется уголовное преследование меня, других активистов МОО «Справедливость», а также пострадавших от рейдерских захватов, поскольку Ольга Ларина теперь тоже является обвиняемой. При этом хочу отметить, что несмотря на то, что обвинение предъявлено более 10 людям, нам не предъявляют 210 статью, поскольку потерпевшие прекрасно понимают каким образом они будут выглядеть перед судом присяжных. 
Поэтому в случае вынесения в отношении меня обвинительного приговора, я буду ходатайствовать о возобновлении следствия, направления дела прокурору и предъявления обвинения по 210 статье, в рамках преступного сообщества, лидером которого я якобы и являюсь. 
В газете "Коммерсант" была опубликована статья «Дмитрия Барановского освидетельствовал бывший соратник», я обратился с письмом в редакцию и они опубликовали опровержение. В этой статье опубликованы ряд несоответствующих действительности сведений. В частности неправильно изложены показания свидетеля Коротченко.  Якобы Коротченко стало известно о вымогательствах, он ушел из МОО «Справедливости» и порвал с Барановским.

Я указываю, что на самом деле такого Коротченко не говорил и порвать со мной такого не мог, поскольку на тот момент я уже несколько месяцев был под арестом. Данная статья написана исключительно с позиции потерпевших, при этом мнение другой стороны не учитывалось вообще. Также в «Московском Комсомольце» была опубликована статья «Зачем рейдерам оборонные заводы Подмосковья», в которой были опубликованы ряд не соответствующих действительности сведений о показаниях на суде, которые в действительности никогда не звучали. В частности про требования Касаткину, про требования Алтунину. В этой статье меня прямо называют рейдером.

Также был сообщен ряд несоответствующих действительности сведений относительно появления в суде Тариэла Ониани.   Негативная статья была опубликована и на этой неделе в «Независимой газете». Я думаю, что это безусловно свидетельствует о проведении пиар-кампании против меня и МОО «Справедливость» в интересах потерпевших.  
Также я хочу рассказать, что совсем недавно принято решение арбитражного суда Московской области об отказе министерству финансов Московской области  в иске к ГУП «Мострансавто» на миллиард рублей. Эти деньги были выплачены из бюджета за «Мострансавто» по лизинговым соглашениям и несмотря на позицию профильного ведомства ГУП «Мострансавто» отказался возвращать эти деньги в бюджет. 
Каждый день в этих стенах кто-то произносит последнее слово – кто-то для того, чтобы получить снисхождение, кто-то – для того, чтобы оправдаться в собственных глазах или глазах окружающих, кто-то – для того, чтобы попытаться уйти от ответственности. Я говорю последнее слово для того, чтобы быть услышанным Вами.

Я не прошу о снисхождении  и потому не собираюсь прятаться за спины своих родителей или детей, «кичиться». Я не пытаюсь уйти от ответственности. Не признавая свою вину, я действительно не считаю, что я виновен. Если Вы, Ваша честь, установите, что я виновен в чем-то – я готов понести наказание, но только не за то, чего я никогда в жизни не совершал, и если это будет действительно доказано доказательствами, соответствующими закону, а не голословными, ничем не подтвержденными утверждениями представителей стороны обвинения, как это назвала потерпевшая Весельницкая своими боевыми, профессиональными или социально-значимыми заслугами.

Доказательства этому были представлены не для того, чтобы вымолить для меня снисхождение, а для того, чтобы констатировать, как говорят мои защитники, что не преступная деятельность являлась мои занятием на протяжении ряда лет. Государственный обвинитель Никифоров сказал, что я не склонил голову перед Законом – это не так. Склонив в знак уважения голову перед Законом и Судом, готов выслушать справедливый приговор, основанный на Законе, а не понятиях, которыми так настойчиво пытаются заткнуть прорехи  мои процессуальные оппоненты в течение ряда лет.

Даже в стадии прений они умудрились поставить все с ног на голову –  присвоив себе право  не доказывать мою вину, а на стадии реплик опровергать доказательства моей невиновности, проигнорировав конституционный принцип презумпции невиновности. Поведение потерпевших олицетворяют истину «безнаказанность порождает беспредел». Например, Весельницкая сказала, что для того, чтобы разобраться достаточно владения русским языком, то есть знание закона по ее мнению уже не нужно.

Я считаю, что потерпевшим не нанесен ни материальный, ни физический ущерб. Они заработали на этих проблемах более 10 миллионов долларов. Ни о какой опасности Барановского для общества они не говорят .

Я не собираюсь оправдываться – я считаю, что все мои действия соответствовали Закону, справедливости и здравому  смыслу и были направлены не на получение какой-то незаконной выгоды – все что нужно для меня, моей семьи, моих близких, и тех, кто нуждается в моей помощи, я заработаю своей  головой и своими руками.

Я действовал в интересах людей, которые оказались беззащитны перед произволом тех, кто назван в нашем суде как потерпевшими.

Мне предъявлено обвинение за то, что я встал на сторону слабого. Но я считаю, что лучше претерпеть несправедливое наказание, чем разменять свою совесть.

Сейчас, по окончании длительного судебного следствия, Вы удалитесь в совещательную комнату для того, чтобы в соответствии с Законом, внутренним убеждением, справедливостью, а главное, совестью решить мою судьбу.

 Я призываю вас не идти против совести, отвергая доказательства, свидетельствующие о моей невиновности или придавая им противоестественный, завуалированный смысл; и постановить в отношении меня оправдательный приговор, поставив точку в этом заказном процессе и лишив моих оппонентов возможности использовать не только постановленный Вами приговор, но и Вас как инструмент для расправы надо мной за то, что я смею думать так, как не угодно Кацыву Петру Дмитриевичу, Кацыву Денису Петровичу, Весельницкой Наталье Владимировне, а Касаткин - это просто примкнувший к ним судимый мошенник.

Если же вы решите вынести обвинительный приговор, то я прошу возобновить мое дело и направить его прокурору для предъявления обвинения по статье 210 «преступное сообщество».

17:00 - Приговор по делу будет вынесен  07 февраля 2012 года
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →